Песен: 10, 46 мин.

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

Если «No Geography» — самый смелый альбом The Chemical Brothers за 20 лет (а похоже, это так и есть), то связано это во многом с тем, что Том Роулендс и Эд Саймонс словно вернулись в середину 90-х, время, когда они были в числе радикальных новаторов британской танцевальной музыки. И чтобы вдохнуть тот экспериментальный дух в девятый альбом, дуэт обратился к старым семплерам, которые музыканты использовали при записи первых двух релизов. «В нашей студии я устроил „Уголок-1997”, — говорит Том в интервью Apple Music. — В нем было самое примитивное оборудование, что-то подобное стояло у меня дома много лет назад. У этих семплеров очень своеобразный звук, и их ограничения побуждают быть креативнее и в общем продакшене». И еще одно вдохновляющее воспоминание: The Chemical Brothers включали неоконченные композиции в свои концертные сеты, оттачивая их прямо на выступлениях, как во времена «Exit Planet Dust» 1995‑го и «Dig Your Own Hole» 1997‑го. Итогом работы стала жизнеутверждающая, одновременно агрессивная и задумчивая запись, в которой семплы, брейкбиты и прочие приметы танцевальной музыки сочетаются с психоделической аурой и яркими мелодиями. Вот что Том рассказал о каждом треке альбома.

«Eve of Destruction»
«Я увидел по телевизору выступление [норвежской инди-поп-певицы] Aurora на фестивале „Гластонбери“ и был поражен силой ее голоса, естественностью подачи. Она пришла к нам в студию, и мы отлично провели время. Она была открыта нашим идеям и предлагала много своих. Образ Eve of Destruction, богини разрушения, придумала она. Поэтому трек начинается с диссонантного вокала, но затем перерождается в настоящее торжество. И лучший ответ на зловещий, угрожающий текст песни — просто расслабиться, найти друзей и близких по духу людей».

«Bango»
«Реакция Aurora на наши отрывки музыки была такой неожиданной, яркой и вдохновляющей. [В случае с Bango] я наиграл ей что-то, и она тут же набросала текст с идеями про неуравновешенные отношения, про то, как боги насылают на нас гром. В этом и есть настоящее удовольствие от совместной работы — появление таких идей, которые бы никогда не возникли в одной голове».

«No Geography»
«Вокальный семпл взят из стихотворения Майкла Браунстайна, нью-йоркского поэта 70‑х. В те годы был такой проект под названием Dial‑A‑Poem: звонишь, и на другом конце провода поэт читает свои стихи. Этот отрывок о том, что расстояние между людьми не является преградой для их близости. А если мыслить шире, то это вообще о связях между людьми и о том, что у нас есть что-то общее. Думаю, это осознание того, что мы так или иначе зависим друг от друга».

«Got to Keep On»
«Зажигательный бит, семпл со строчкой „Got to keep on making me high“ [из трека „Dance With Me“ Питера Брауна] — и тут вдруг в середине возникает причудливый момент, когда вся электроника заводится, механизмы пищат и скрипят. Дело было поздней ночью в студии, и мы решили сделать все настолько безумно, насколько только возможно. Конечно, это явный перебор. Но порой это как раз то что надо. Потом этот фрагмент заканчивается, и слышны колокола. Мы всегда любили такие психоделические моменты в нашей музыке, чтобы к концу песни наступала своеобразная радость преодоления. Это для нас вполне естественно».

«Gravity Drops»
«Это первая передышка в альбоме. Ритм тут довольно мощный, но музыка как будто движется вокруг него, и еще есть моменты с насыщенным битом. На самом деле так получилось, потому что в студии мы все настроили для исполнения вживую, фиксируя в реальном времени, куда нас заведет тот или иной джем. Иногда в итоге получались моменты такого неистового состояния».

«The Universe Sent Me»
«Aurora вытянула этот трек, придумав все эти потрясающие образы. С точки зрения саунда тут много разных идей и много движения. Порой кажется, что мы заходим даже слишком далеко, наращивая звук, но потом идет откат к начальным позициям. Словом, получился такой закрученный психоделический трип».

«We’ve Got to Try»
«Этот трек напоминает мне о пластинках, которые мы когда-то крутили в [легендарном лондонском клубе] The Social. Много соула и безумных эйсид-хаус-записей. И работая над этой композицией, я вспоминал то звучание, к которому мы тогда стремились, но так никогда и не достигли в полной мере в нашей музыке. Если бы в те годы этот трек оказался в наших диджейских сумках, мы бы воскликнули: „Да! Именно такую музыку мы хотим играть!“»

«Free Yourself»
«Здесь засемплирована Диана ди Прима, еще одна поэтесса из проекта Dial‑A‑Poem. Ее голос здорово звучит в ночном клубе. Было особенно интересно придумать ему новый контекст, новый смысл. Мы много играли этот трек вживую в 2018‑м, и это заметно отразилось на его финальной версии. Там есть такой абсолютно спонтанный, бредовый шум. Как раз такой, как нам нравится».

«MAH»
«Раньше мы бы, наверное, решили, что это слишком длинный семпл [строчка „I’m mad as hell and I ain’t going to take it no more“ из песни „I’m Mad as Hell“ El Coco]. Но вы бы слышали, как потрясающе он звучал вживую. Особенно когда после вокального фрагмента начиналась собственно музыка. Хотя мы не из тех артистов, кто прямо высказывает свои взгляды и чувства, но все же этот альбом создавался на фоне ежедневных горячих дискуссий по всей стране. Пусть мы и выражаем свое мнение с помощью семпла, чужой фразы из другой эпохи, но, закончив трек, мы подумали: как же это созвучно тем чувствам, которые мы сейчас испытываем».

«Catch Me I’m Falling»
«Тут один голос принадлежит Стефани Дозен, мы делали с ней альбом „Further“ и саундтрек к фильму „Ханна. Совершенное оружие“. Семпл взят из трека проекта Snowbird, в котором Стефани работает вместе с Саймоном Рэймондом из Cocteau Twins. Второй голос — из очень волнующей песни [Эммануэля Ласки] „A Letter from Vietnam“ 1968 года. Стефани, конечно, поет совсем иначе — в другой обстановке, в другое время. Но музыка, которую мы сочинили, странным образом сводит эти два совершенно разных источника воедино и придает словам новый смысл. Впрочем, он становится понятен, только если вы хотите его услышать, если вас это трогает».

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

Если «No Geography» — самый смелый альбом The Chemical Brothers за 20 лет (а похоже, это так и есть), то связано это во многом с тем, что Том Роулендс и Эд Саймонс словно вернулись в середину 90-х, время, когда они были в числе радикальных новаторов британской танцевальной музыки. И чтобы вдохнуть тот экспериментальный дух в девятый альбом, дуэт обратился к старым семплерам, которые музыканты использовали при записи первых двух релизов. «В нашей студии я устроил „Уголок-1997”, — говорит Том в интервью Apple Music. — В нем было самое примитивное оборудование, что-то подобное стояло у меня дома много лет назад. У этих семплеров очень своеобразный звук, и их ограничения побуждают быть креативнее и в общем продакшене». И еще одно вдохновляющее воспоминание: The Chemical Brothers включали неоконченные композиции в свои концертные сеты, оттачивая их прямо на выступлениях, как во времена «Exit Planet Dust» 1995‑го и «Dig Your Own Hole» 1997‑го. Итогом работы стала жизнеутверждающая, одновременно агрессивная и задумчивая запись, в которой семплы, брейкбиты и прочие приметы танцевальной музыки сочетаются с психоделической аурой и яркими мелодиями. Вот что Том рассказал о каждом треке альбома.

«Eve of Destruction»
«Я увидел по телевизору выступление [норвежской инди-поп-певицы] Aurora на фестивале „Гластонбери“ и был поражен силой ее голоса, естественностью подачи. Она пришла к нам в студию, и мы отлично провели время. Она была открыта нашим идеям и предлагала много своих. Образ Eve of Destruction, богини разрушения, придумала она. Поэтому трек начинается с диссонантного вокала, но затем перерождается в настоящее торжество. И лучший ответ на зловещий, угрожающий текст песни — просто расслабиться, найти друзей и близких по духу людей».

«Bango»
«Реакция Aurora на наши отрывки музыки была такой неожиданной, яркой и вдохновляющей. [В случае с Bango] я наиграл ей что-то, и она тут же набросала текст с идеями про неуравновешенные отношения, про то, как боги насылают на нас гром. В этом и есть настоящее удовольствие от совместной работы — появление таких идей, которые бы никогда не возникли в одной голове».

«No Geography»
«Вокальный семпл взят из стихотворения Майкла Браунстайна, нью-йоркского поэта 70‑х. В те годы был такой проект под названием Dial‑A‑Poem: звонишь, и на другом конце провода поэт читает свои стихи. Этот отрывок о том, что расстояние между людьми не является преградой для их близости. А если мыслить шире, то это вообще о связях между людьми и о том, что у нас есть что-то общее. Думаю, это осознание того, что мы так или иначе зависим друг от друга».

«Got to Keep On»
«Зажигательный бит, семпл со строчкой „Got to keep on making me high“ [из трека „Dance With Me“ Питера Брауна] — и тут вдруг в середине возникает причудливый момент, когда вся электроника заводится, механизмы пищат и скрипят. Дело было поздней ночью в студии, и мы решили сделать все настолько безумно, насколько только возможно. Конечно, это явный перебор. Но порой это как раз то что надо. Потом этот фрагмент заканчивается, и слышны колокола. Мы всегда любили такие психоделические моменты в нашей музыке, чтобы к концу песни наступала своеобразная радость преодоления. Это для нас вполне естественно».

«Gravity Drops»
«Это первая передышка в альбоме. Ритм тут довольно мощный, но музыка как будто движется вокруг него, и еще есть моменты с насыщенным битом. На самом деле так получилось, потому что в студии мы все настроили для исполнения вживую, фиксируя в реальном времени, куда нас заведет тот или иной джем. Иногда в итоге получались моменты такого неистового состояния».

«The Universe Sent Me»
«Aurora вытянула этот трек, придумав все эти потрясающие образы. С точки зрения саунда тут много разных идей и много движения. Порой кажется, что мы заходим даже слишком далеко, наращивая звук, но потом идет откат к начальным позициям. Словом, получился такой закрученный психоделический трип».

«We’ve Got to Try»
«Этот трек напоминает мне о пластинках, которые мы когда-то крутили в [легендарном лондонском клубе] The Social. Много соула и безумных эйсид-хаус-записей. И работая над этой композицией, я вспоминал то звучание, к которому мы тогда стремились, но так никогда и не достигли в полной мере в нашей музыке. Если бы в те годы этот трек оказался в наших диджейских сумках, мы бы воскликнули: „Да! Именно такую музыку мы хотим играть!“»

«Free Yourself»
«Здесь засемплирована Диана ди Прима, еще одна поэтесса из проекта Dial‑A‑Poem. Ее голос здорово звучит в ночном клубе. Было особенно интересно придумать ему новый контекст, новый смысл. Мы много играли этот трек вживую в 2018‑м, и это заметно отразилось на его финальной версии. Там есть такой абсолютно спонтанный, бредовый шум. Как раз такой, как нам нравится».

«MAH»
«Раньше мы бы, наверное, решили, что это слишком длинный семпл [строчка „I’m mad as hell and I ain’t going to take it no more“ из песни „I’m Mad as Hell“ El Coco]. Но вы бы слышали, как потрясающе он звучал вживую. Особенно когда после вокального фрагмента начиналась собственно музыка. Хотя мы не из тех артистов, кто прямо высказывает свои взгляды и чувства, но все же этот альбом создавался на фоне ежедневных горячих дискуссий по всей стране. Пусть мы и выражаем свое мнение с помощью семпла, чужой фразы из другой эпохи, но, закончив трек, мы подумали: как же это созвучно тем чувствам, которые мы сейчас испытываем».

«Catch Me I’m Falling»
«Тут один голос принадлежит Стефани Дозен, мы делали с ней альбом „Further“ и саундтрек к фильму „Ханна. Совершенное оружие“. Семпл взят из трека проекта Snowbird, в котором Стефани работает вместе с Саймоном Рэймондом из Cocteau Twins. Второй голос — из очень волнующей песни [Эммануэля Ласки] „A Letter from Vietnam“ 1968 года. Стефани, конечно, поет совсем иначе — в другой обстановке, в другое время. Но музыка, которую мы сочинили, странным образом сводит эти два совершенно разных источника воедино и придает словам новый смысл. Впрочем, он становится понятен, только если вы хотите его услышать, если вас это трогает».

НАЗВАНИЕ ВРЕМЯ

Еще от: The Chemical Brothers