Песен: 19, 1 час 47 мин.

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

В начале XIX века польский композитор и пианист Фредерик Шопен был желанным гостем в парижских салонах. Его блестящие миниатюры для фортепиано — вальсы, прелюдии, мазурки, полонезы — отличались музыкальной сложностью и высокими требованиями к технике исполнения. Однако наибольшую известность получили лирические произведения Шопена, названные ноктюрнами — «ночными пьесами» — за их размеренный темп и мелодичность. Польский пианист Артур Рубинштейн, чье имя неотделимо от имени его великого соотечественника, не раз обращался к ноктюрнам на протяжении своей восьмидесятилетней карьеры. Последняя запись этих композиций особенно ценится. Фразировки Рубинштейна точны и элегантны, и даже в самых сложных пассажах он словно проживает каждую ноту, насыщая ее чувством и смыслом.

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

В начале XIX века польский композитор и пианист Фредерик Шопен был желанным гостем в парижских салонах. Его блестящие миниатюры для фортепиано — вальсы, прелюдии, мазурки, полонезы — отличались музыкальной сложностью и высокими требованиями к технике исполнения. Однако наибольшую известность получили лирические произведения Шопена, названные ноктюрнами — «ночными пьесами» — за их размеренный темп и мелодичность. Польский пианист Артур Рубинштейн, чье имя неотделимо от имени его великого соотечественника, не раз обращался к ноктюрнам на протяжении своей восьмидесятилетней карьеры. Последняя запись этих композиций особенно ценится. Фразировки Рубинштейна точны и элегантны, и даже в самых сложных пассажах он словно проживает каждую ноту, насыщая ее чувством и смыслом.

НАЗВАНИЕ ВРЕМЯ

Еще от: Arthur Rubinstein

Вам может понравиться